Ліга Прыватнай Беларусі

Mar 3, 2019 - 4 minute read - - articles

Россия никогда не была федеративной

Конституция Российской Федерации начинается со слов “Российская Федерация”. Cлово “федерация” часто встречается, граждане охотно пользуются им, оно красивое, модное, недоброжелатели активно выражают сарказм используя это слово; встречалось даже словосочетание “преступная федерация”. Удивительно, но Россия никогда не была подлинно федеративной. Скорее, признаки конфедеративности можно увидеть в Речи Посполитой, или даже в Древней Руси, но никак не в России, никаких времён. Ленин лишь в книге “Государство и революция” (август 1917 года) допустил существование федеративности как переходного периода, федеральное устройство Советской России он считал временным, в то же время, когда его камрад Сталин писал разгромные антифедералистские статьи в «Правду». До этого Ленин тяжело клеймил федерализм, например, в переписке с Шаумяном. Однако, федерализм был утвержден партией на ее VIII съезде, как средство объединения рассыпавшейся к 1919 году империи; как писал Сталин, это был “шаг вперед от разрозненности трудящихся масс этих национальностей к их сближению, к их объединению”. Философ Ильин, Иван Александрович, благополучно пребывая в уже федеративной Швейцарии, предостерегал от ужасов федерализма в России, предрекая неминуемую её погибель, а сторонников федерализма он называл “расчленители России, желающие превратить ее в федерацию”. И это в 1949-м году! Сознание же граждан, “масс”, - это сознание имперское, недемократическое, доставшееся от китайцев через монгол, никогда не принимало политического разнообразия на которое опирается федерализм.

Мне возразят, что СССР был федерацией, во всяком случае, на ранних этапах. Если с этим и согласиться, то, всё равно, в СССР федерализм в лучшем случае был рудиментарным, а если учесть мнение многих исследователей о том, что демократия и определенный уровень гражданских свобод - либерализм - обязательные компоненты федерализма, то говорить о федеративности РСФСР и СССР нельзя; хотя, многие политические компаративисты, всё же, рассматривают СФРЮ и СССР как федерации. Со времени учреждения СССР,пожалуй, и стоит начать отсчёт дефедерализации России, так и не ставшей подлинно федеративной. В этой связи, бывший партиец Владимир Путин продолжает дело Ленина, заданный великим вождём вектор к “действительно демократическому централизму.”

Израильский политолог Даниэль Элазар вывел два фундаментальных принципа, столпа, на которых зиждется федерализм: местное самоуправление и совместное принятие политических решений (power sharing). Также, Элазар вывел закономерность обязательного когерентного сопутствия федеративных процессов и федеративных структур. По его мнению федерализм обязательно должен сочетать как процесс, так и структуру - только эта комбинация и создаёт федеративную систему. Федеративный процесс первичнее структур - структура выходит из процесса, а не наоборот. Даже если при отсутствии федеративного процесса или с искажениями такового и созданы федеративные институты, структуры, как это было, например, в СССР, или, как это сейчас сымитировано в современной России, то структура не может породить процесс. Поэтому, современным ликвидаторам российского федерализма из Кремля не стоитперестраховываться и упразднять федеративные структуры - они глубоко вторичны федеративному процессу. Вышеизложенные принципы и закономерности можно было видеть только в эпоху раннего СССР и Советов.

В дополнение к базовым принципам Элазара перечислю лишь следующие важнейшие признаки федерализма, которые в современной России отсутствуют или критически недоразвиты, либо являются имитацией, преимущественно, рассчитанной на экспорт:

  1. Отсутствие централизации.
  2. Децентрализованное правительство, то есть наличие у региональных и локальных властей суверенитета хотя бы одной независимой от центра компетенции.
  3. Письменная конституция, которая определяет разделение властей и гарантирует и центральной власти и региональной власти неприкосновенность выделенных им компетенций.
  4. Право субъектов быть вовлеченными в процесс поправок федеральной конституции и, в тоже время, право вносить поправки в свои конституции односторонне.
  5. Выраженная и де факто значительная по степени автономность субъектов федерации, их независимость друг от друга .
  6. Очевидно очерченная федеративность находит выражение в многосложной структуре правительственных органов и институтов.
  7. Существование союзного гражданства и гражданства федеральных единиц.

Единственный способ сохранить Россию, не только в нынешних границах, но и сам феномен её существования - это подлинная федерализация с элементами конфедеративности и прочих типов федерального устройства, что, кстати говоря, придаст России дополнительную гибкость и мобильность и во внешней политике и в современной экономике глобального производства и потребления, в которой архаичное унитарное государство не способно далее поддерживать рост уровня благосостояния и стабильности трудоустройства своих граждан. Федерализация России - единственный способ сохранения демократии. Да, издержки и риски при федерализации России могут быть крайне болезненными, но альтернативы федерализму нет, при характере территорий России и устремлении сохранить демократию. За пределами федеративной формы видны либо распад, либо империя, учитывая глобальное смещение парадигмы государственного устройства современных государств от архаичного унитаризма к государству со сниженным суверенитетом, имеющему основывающиеся на конституции федеративные договорённости. Но, ни один политик, ни одна партия или общественное движение в современной России, не говорят о федерализации России как о насущной первоочеоедной необходимости, базовой потребности государства, при том, что разговор об этом фундаментален, неизбежен. Требования федерализации России и сопутствующей ей конституционной реформы, пусть это и звучит категорично, отличает и добросовестного российского политика, и грамотного избирателя, и перспективную жизнеспособную партию.

Автор – Фёдор Шинкаренко. (2018).

Tags:

comments powered by Disqus